много Я: зачем это вообще?

три повода для Я-анализа (-:

к чему я это всё — про много Я, зачем это вообще?

(после отступлений про любовь и про еду возвращаюсь. столько всего написала про внутренний цирк, что нужно как-то подытожить тему — какая польза от всех этих раскадровок Я и определения внутренних фигур.)

изначально я писала эти тексты про множественность и многообразие Я как варианты практик, письменных и/или с картами, для исследования внутреннего пространства и самоанализа.

какие эти? собственно, вот они (запись про “зачем это вообще” вы читаете прямо сейчас):

а дальше концепт (-:

я и так топлю за Я и за Сейчас в работе с таро-запросами, но когда на практике видишь, сколько информации забирает человек из консультации, которая полностью строится вокруг Я, и сколько инсайтов в самостоятельном чтении карт (как в формате метарасклада) — так и совершенно убеждаешься, что всё «около Я» — подробности, а самая суть — внутри.

Я — это всё, что у меня есть, и это взаимодействие продуктивно — оно даёт доступную для обработки инфу (в отличие от, например, готовых ответов по типу голых прогнозов и проч.).

так вот, дальше — на фига разбираться, какие фигуры обитают во внутреннем пространстве, и не шиза ли это, братцы-сестрицы (не, не шиза. не более чем рабочая метафора для наведения порядка. метафоры рулят — и щёлкают такие орешки, которые килограммовый молоток не берёт).

во-первых, такая внимательная работа тренирует чуткость и чувствительность к себе. с одной стороны, это изначальные условия для такой работы, совсем без них не получится. а с другой стороны — в этом процессе они растут и закаляются. все эти Я-обнаружения — отращивание и тренировка метапозиции, внутреннего наблюдателя, того (ещё одного) Я, которое способно видеть внутреннее пространство, не вовлекаясь во внутренние события.

и эта работа, этот Я-анализ — метод побыть с собой. без метода мы не всегда умеем. нет такой привычки — поворачивать внимание внутрь. зато часто есть привычка игнорировать свои чувства и внутреннюю динамику. обоснования этому, как правило, лежат где-то в области упрёков в эгоизме — слишком часто «ты только о себе думаешь» звучит в негативном ключе. обозначение фигуры — способ и инструмент фокусировки внимания на какой-то отдельной части внутреннего пространства. и этот трюк отчуждения, разотождествления, выхода за пределы только одного внутреннего персонажа позволяет рассмотреть в том числе и «неприятные», неприемлемые, игнорируемые качества и потребности.

во-вторых, в этом Я-подходе есть ключ к решению неудовлетворительных ситуаций. множество «нерешаемых проблем» — субъективные. источник дискомфорта находится не снаружи, а внутри.

ситуации и обстоятельства сами по себе чаще всего нейтральны, это наша реакция делает из ситуации «проблему» или «зашибись, отлично».

если внешние обстоятельства больше меня и я не могу их изменить, я могу работать со своим отношением к ним: понимать, что именно меня не устраивает, объяснять себе, как это устроено — и как устроен_а я, и находить точки стыковки так, чтобы мне это было более комфортно.

если обстоятельства соразмерны со мной или меньше меня (и я могу их менять или могу выйти из них, у меня достаточно рычагов влияния и степеней свободы), мне всё равно хорошо бы понимать, что для меня здесь плохо, а что хорошо — чтобы принимать достаточно точные решения и действовать достаточно точно.

чтобы понимать, как мне будет лучше, и делать это «лучше»,
нужно понимать, как_ая Я.

в-третьих, через Я можно исследовать любую тему. так или иначе мы в интересной нам теме присутствуем. собственно, наш интерес к теме объясняется наличием отношений с этой темой, нашим присутствием внутри этой темы — реальным или мысленным.

в разных отношениях на первом плане оказывается, как правило, какая-то одна внутренняя фигура — один, ведущий для этого контакта набор свойств, качеств, настроений и реакций. наше присутствие в любых отношениях (с чем-то/кем-то) формирует или «включает» определённую внутреннюю фигуру.

и сложности в каких-то отношениях могут быть связаны с тем, что эта фигура вступает в противоречие с другими, не вписывается в команду и провоцирует «командный кризис», переформатирует устоявшуюся внутреннюю иерархию.

мне нравится сейчас думать о процессе роста и развития как о процессе укрепления отдельных внутренних фигур или появления новых. мне нравится возможность извлечь эти фигуры на свет божий — выписав их имена на листок или выложив их картами — и дать каждой слово.

когда они поговорят, что-то расправляется внутри.

Ольга Бахтина
Тарословка (: Люблю Ману Чао, кости, лес, Таро и текст. Читаю карты, пишу тексты, понимаю происходящее.

Pin It on Pinterest