не волк и не медведь (-:

к пожирателям ресурса следовало бы добавить ещё один большой и важный пункт. основа, на которой разворачивается самонападение по поводу собственной непродуктивности, — обычно убеждения. по поводу своей ценности (и ценности человека вообще) и по поводу работы.

трудно ожидать от себя многого и работы в радость, если убеждения в этом месте устроены, как воронка для ресурса.

убеждения сами по себе могут быть пригодными и комфортными для жизни, а могут быть неудобными и прожорливыми. на дополнительную (и часто ненужную, неоправданную) трату ресурса провоцирует слишком высокая планка требований к себе и своей производительности, к качеству работы. весь этот ворох поговорок вроде «сделал дело — гуляй смело», прочие «работу нужно делать хорошо», «работу нужно делать быстро» и вообще — «работу нужно делать», а если я не делаю что-то полезное хорошо и быстро — я так себе

(найдите свои «как это устроено» о работе и свои следствия из этого).

отсюда выплывают бесконечные часы «машинного времени»: сейчас я допишу, доделаю ещё это и это, а тогда… (и тогда я просто падаю уже без чувств и мыслей, финита, отдохнём в гробу; организм на слово «отпуск» сразу включает какую-нибудь болячку).

у меня ещё комплектом идёт высокая личная ценность текста. и когда случаются периоды, что я со скаль зы ва ю и не могу удержаться ни за какой текст, моё состояние входит в противоречие с моей ценностью (и тут тоже большое поле, чтобы учиться безусловной любви к себе).

напоминаю себе: сколько ни работаю работу, она ни разу не заканчивалась, зато заканчивалась я.

говорю себе: ты хороша с текстом — и без него хороша тоже.

постепенно учусь вовремя говорить себе: ок, на сегодня всё, и закрывать ноут.

сожалею, что этим навыкам специально не учат.

«специально» учат тому, что надо трудиться, трудиться и трудиться. наполнять свою голову тем и этим.

быть ценной «просто так» не приветствуется, вот если ты делаешь что-то полезное — то да (офигеть какая ловушка).

как будто таблица менделеева, правило буравчика, война и мир — первичны, а ты — вторична. как будто они важнее.

нет. сначала я.

познание бесконечно, работа тоже. всегда будет что-то ещё. ещё одна книга, ещё один текст (и вечная задача, которая не исполняется никогда, — «разобрать ноут»). работа не имеет конца. её невозможно закончить. можно просто остановиться (а мы упарываемся и упахиваемся так, как будто можно однажды сделать ВСЮ работу). ориентироваться в своих рабочих процессах стоит только на собственное состояние (ну, и иногда — на дедлайны, которые вот прям жёсткие и почему-то для тебя важные).

можно практически ставить себе рамки рабочего времени (и выдерживать их),

можно развивать навык слышания себя и самопонимания,

можно параллельно разбираться с убеждениями.

как минимум стоит найти, сформулировать их и посмотреть, удобно ли с ними живётся.

увидеть, какие смыслы мной управляют, и как мне с этим.

как они «дружат» с ресурсами — провоцируют на перерасход? или там есть что-то о самосохранении и самовосполнении?

насколько я вижу разных людей, очень многим нужна система противовесов к убеждениям о непререкаемой ценности труда (-:

не всякую работу нужно делать идеально — в некоторых случаях достаточно и неидеального варианта;

не всякую работу нужно делать быстро;

не всякую работу вообще нужно делать.

я обожаю практику переформулирования убеждений, которой научилась у Катеньки.

а ещё хорошо соприкасаться с разным опытом — в том числе и с тем, который идёт вразрез с актуальными убеждениями, но при этом является позитивным.

например, для меня таким важным опытом стало соприкосновение со сферой, где работа работается в другом темпе. как газетный человек, начинавший свою журналистскую деятельность в ежедневной газете, я привыкла к тому, что всё должно быть сделано быстро, очень быстро, «в номер». и долгое время это казалось наилучшим подходом.

однако это не оставляет времени для восстановления и наполнения, и скоро ведёрко начинает задевать дно колодца. работа с людьми, которые мыслят другими категориями и существуют в ином темпе (где счёт идёт не на часы и дни, а как минимум на недели), сначала казалась мне черепашьей и по-глупому медлительной. но постепенно я поняла, как немного на самом деле срочных вещей — и как по-другому можно ощущать вкус процессов, которые разворачиваются долго.

удивительно, но оказалось фактом: когда работа делается не за день, а за две недели, ничего страшного не происходит! бесценный опыт (-:

и ещё парочка лайфхаков от страданий по поводу «я ничего не сделала, ну-ка ещё поднажму»:

«обратное планирование». я записываю не то, что хочу/собираюсь/нужно сделать, а то, что я уже сделала за сегодня. за два, кажется, года ведения такого лаконичного дневника я совершенно уверилась: «я ничего сегодня не сделала» практически никогда не бывает правдой. заодно — когда я стала фиксировать ещё и время — я научилась примерно понимать, сколько времени у меня уходит на разные задачи (без фиксации мои представления не очень соответствовали действительности). здраво оценивать масштаб задачи — это важно (чтобы вечером не ругать себя за то, что за день почему-то не удалось справиться с месячным объёмом работы).

чтобы «сделанность» чувствовалась — важно завершить (сделать от начала и до конца) хотя бы одно дело. соответственно хорошо бы в один день чередовать дела разного масштаба — чтобы хотя бы одно было «подъёмным» и дало ощущение завершённости, «незряшности» труда. это же ощущение можно получить, если разбивать крупные дела на небольшие понятные задачи и радоваться выполнению каждой из них, ибо каждое завершение — плюсик к удовлетворённости собой (-:

Ольга Бахтина
Тарословка (: Люблю Ману Чао, кости, лес, Таро и текст. Читаю карты, пишу тексты, понимаю происходящее.

Pin It on Pinterest