измерение изменений: ноу драма

всё это самоисследование, налаживание контакта с собой, внимание к себе – они приводят в какой-то момент к тому, что а)у тебя с собой роман, и ты у себя главный человек на свете, б)ты совершенно не можешь написать что-то трагическое и такое, чтобы все за сердечко (одно из слов-2019 в моём личном рейтинге наблюдателя, наряду с “батониться”, “тюлениться” и чем-то ещё) схватились и зарыдали про любовь.

один из признаков того, что ты выросла, — утрата способности любоваться трагическим. бесконечно смаковать драму о разлучённых сердцах, например. считать (только) печальное красивым и (только) несчастную любовь настоящей.

всё это не вызывает желания писать стихи или делать из этого другое искусство. не хочется идентифицироваться с героями любовных драм.

ноу мо драма

нет, ты можешь почувствовать, что хочется обниматься, хочется увидеть кого-то, хочется повода для эмоций. но всё это уже не темы поэм, а задачи, которые имеют решение. причём не одно-единственное.

вселенная периодически напоминает мне, что я когда-то писала песни, и голосами разных причастных к той истории людей приглашает тряхнуть стариной. а я не знаю, что делать с этими напоминаниями. я даже садилась с гитарой и пробовала снова петь то своё, и… ей-богу, я не понимаю, какие мышцы нужно напрягать, чтобы это получилось.

все эти песни я писала из состояния «красиво и трагически влюблена».

мужчины у меня в основном через что-то такое божественное осмысливались (сейчас я бы сказала что-то про архетипы, тогда мне проще было просто обожествлять и самой вставать в пару к богу, ибо он — бог, она — богиня, очевидно, ёпт; ноу викка, архетайпс ин моушн онли), потом количество богов увеличилось, а богиня как была одна, так и крутилась в этом огороде, и степень накала в сюжете увеличивалась, а стихи и песни об этом слагались только в путь… но я не могу сопереживать этому, присоединяясь к драме и любуясь ею, зато с удовольствием рассматриваю те петли и тупики, в которые весь этот божественный кагал со мною во главе ходил.

сейчас я смотрю на это, чтобы понимать, где я побывала.

и петь сегодняшним голосом вчерашние песни совершенно не выходит.

та, которая написала те песни, уже не я. но я выросла из неё.

я почти не заметила того момента, когда произошло это качественное изменение и мои песни стали «не моими».

вы замечали, как вы меняетесь?

на фото: место у микрофона. 2004 год (-:

Ольга Бахтина
Тарословка (: Люблю Ману Чао, кости, лес, Таро и текст. Читаю карты, пишу тексты, понимаю происходящее.

Pin It on Pinterest